Поиск
Счетчик

Назначение индуса

Этот вопль «Не приемлю!» слышится в «Тропике Рака» за каждым эпизодом книги, создавая ее истинную магистральную тему и связанность — прежде всего эмоциональную — тех калейдоскопически мелькающих эпизодов, из которых она состоит. И разложение эстетического, сведение сложного к элементарному, а духовного — к грубому физиологизму осуществляются столь же последовательно.

Вот индус, который в обществе героя посещает бордель, по незнанию воспользовался вместо унитаза биде — и тут же сентенция, которая ведет от анекдота к внутренней настроенности героя, жаждущего оплевать весь «надэлементарный» мир: «И я подумал, каким было бы настоящим чудом, если бы чудо, о котором мечтает человек, и оказалось всего-то вот этими двумя гигантскими баранками, плавающими в фарфоре».

Индус больше не появится ни в «Тропике Рака», ни во всей эпопее. Да он теперь и не нужен. Его назначением только и было создать еще одну ситуацию, показывающую, до чего гротескна обыкновенная жизнь. Он для того лишь и потребовался, чтобы оставить какой-то след в личности героя, писателя Генри Миллера, еще раз испытавшего знакомое чувство бесконечной абсурдности разного рода абстрактных понятий — того же понятия «чуда», земного рая, который ожидает человека в туманном будущем. Вся его роль в том, чтобы дать протагонисту лишний повод для «непрерывного оскорбления».

Комментарии закрыты.

Рубрики